Клинико-фармакологические детерминанты пациентов с артериальной гипертензией старше 60 лет в условиях реальной клинической практики: результаты наблюдательной программы ГРАНАТ

Резюме

Цель исследования - комплексное изучение сопутствующей патологии и принимаемых лекарственных средств (ЛС) у пациентов с артериальной гипертензией (АГ) старше 60 лет в условиях реальной клинической практики.

Материал и методы. Исследование, зарегистрированное как одномоментная наблюдательная программа "Артериальная гипертензия: основные клинико-фармакологические детерминанты у пациентов старше 60 лет" (акроним "ГРАНАТ"), проведено на базе 8 лечебно-профилактических учреждений Самары и Самарской области методом анкетирования пациентов и анализа амбулаторных карт.

Результаты. Включено 460 пациентов: 201 (43,7%) мужчина, 259 (56,3%) женщин, средний возраст - 76,72±8,08 года. В зависимости от возраста были сформированы 2 группы: 1-я группа - пациенты 60-79 лет, 2-я группа - пациенты ≥80 лет. Отмечены статистически значимые различия в виде более высокой частоты встречаемости ишемической болезни сердца, хронической ишемии головного мозга, остеопороза, глаукомы, болезни Паркинсона, инсульта у пациентов 2-й группы по сравнению с пациентами 1-й группы. Также отмечено значимое количество назначаемых ЛС у пациентов 2-й группы в соответствии с каждым имеющимся заболеванием.

Заключение. Полученные данные демонстрируют мультиморбидность популяции пациентов с АГ старше 60 лет в условиях реальной клинической практики, получающих целый спектр различных ЛС.

Для цитирования: Золотовская И.А., Дупляков Д.В., Зюзина Т.В., Давыдкин И.Л. Клинико-фармакологические детерминанты пациентов с артериальной гипертензией старше 60 лет в условиях реальной клинической практики: результаты наблюдательной программы ГРАНАТ // Кардиология: новости мнения, обучение. 2019. Т. 7, № 1. С. 31-39. doi: 10.24411/2309-1908-2019-11004.

Несмотря на многочисленные клинические данные, артериальная гипертензия (АГ) остается в фокусе внимания ученых и клиницистов, что обусловлено ее значимым вкладом в популяционную смертность среди населения всех стран [1]. Ежегодно около 17 млн человек умирают от сердечно-сосудистых заболеваний, причем 9 млн смертей связаны с АГ [2, 3]. На сегодняшний день методы медицинской профилактики и лечения АГ известны, разработаны и активно внедряются c учетом результатов, полученных в крупных международных исследованиях [4]. Однако в условиях реальной клинической практики остается целый ряд вопросов, требующих внимания, особенно в аспекте возрастных особенностей и сопутствующей патологии пациентов с АГ.

По мере совершенствования технологий оказания медицинской помощи увеличиваются продолжительность жизни и доля пожилых людей, страдающих АГ. Это пациенты, которые, помимо АГ, имеют целый спектр заболеваний и получают значимое количество лекарственных препаратов (ЛС). Очевидно, что лекарственные стратегии, направленные на коррекцию артериального давления (АД), в сегодняшних условиях невозможно обсуждать изолированно, без учета индивидуального клиникофармакологического статуса пациента.

Цель нашего исследования - комплексное изучение сопутствующей патологии и принимаемых ЛС у пациентов с АГ старше 60 лет в условиях реальной клинической практики.

Материал и методы

Исследование, зарегистрированное как одномоментная наблюдательная программа "Артериальная гипертензия: основные клинико-фармакологические детерминанты у пациентов старше 60 лет" (акроним "ГРАНАТ"), проводилось с июня по август 2018 г. с последовательным включением пациентов с АГ, находящихся на диспансерном учете в лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ).

Дизайн исследования. Проведено одномоментное наблюдательное исследование на базе 8 ЛПУ Самары и Самарской области методом анкетирования пациентов и анализа амбулаторных карт (учетная форма № 025/у, утвержденная приказом Минздрава России от 15.12.2014 № 834н). Разработана анкета, содержащая вопросы, включающие 2 демографических и 5 социальных параметров, с последовательным введением данных/сведений о заболеваниях, ЛС, назначенных в течение последних 6 мес, а также в лабораторных и функциональных параметрах, отраженных в первичной медицинской документации.

Критерии включения: возраст ≥60 лет; установленный диагноз "артериальная гипертензия"; обращение в ЛПУ амбулаторно по любой причине, за исключением жалоб на повышенное АД.

Критерий невключения: отказ от участия в исследовании.

Были сформированы 2 группы: 1-я группа - пациенты в возрасте 60-79 лет; 2-я группа - пациенты ≥80 лет. В целом и по группам больных проанализированы результаты анкет, а также первичная медицинская документация в аспекте назначенных ЛС, заболеваний, с которыми пациенты состоят на диспансерном учете, а также результаты диагностических и лабораторных исследований в течение последних 6 мес.

Полученные данные внесены в оригинальную базу Microsoft Excel. Описание нормально распределенных признаков приведено с указанием среднего значения признака и среднего квадратичного отклонения (M±SD). Для анализа использована описательная статистика с применением параметрического критерия (t-критерия Стьюдента). Различия между изучаемыми параметрами признавали статистически значимыми при p<0,05.

Протокол исследования был одобрен этическим комитетом ФГБОУ ВО "Самарский государственный медицинский университет" Минздрава России. Исследование выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (ССР) и принципами Хельсинкской декларации.

Результаты

После периода скрининга в исследование включено 460 пациентов: 201 (43,7%) мужчина, 259 (56,3%) женщин, средний возраст - 76,72±8,08 года. По своему социальному статусу большинство не работали (399; 86,7%), 75 (16,3%) человек - инвалиды по заболеванию, 224 (48,7%) пациента имели право на льготное лекарственное обеспечение. Из анамнеза уточнено, что 51 (11,0%) человек употреблял алкоголь, курили 128 (27,8%) больных, на сегодняшний день курят 33 (7,2%) пациента, индекс массы тела (ИМТ) составил 27,2±4,25 кг/м2, систолическое артериальное давление (САД) - 146,0±4,6 мм рт.ст., диастолическое (ДАД) - 91,0±8,3мм рт.ст., давность АГ - 24,0±9,5 года.

Проведен сравнительный анализ изучаемых показателей среди пациентов обеих возрастных групп. Основные социально-демографические параметры представлены в табл. 1. На момент обращения в ЛПУ у пациентов 1-й группы уровень САД составил 148,0±3,5 мм рт.ст., ДАД - 93,8±5,5 мм рт.ст., что статистически значимо (p=0,345; 0,091) было выше, чем у пациентов 2-й группы: САД - 137,0±4,2 мм рт.ст., ДАД - 84±4,5 мм рт.ст.

У всех пациентов (n=460) были изучены причины обращений в поликлинику и жалобы. Самые частые жалобы - это головные боли (393; 85,43%), снижение памяти, внимания (305; 66,3%), головокружение (286; 62,2%), боли в спине (215; 46,74%), боли в суставах (206; 44,78%), далее - жалобы на нарушение сна (183; 39,8), изжогу (179; 38,91%), боли в эпигастральной области (154; 33,48%), запоры (147; 31,9%), онемение нижних конечностей (128; 27,8%), снижение зрения (121; 26,3%), учащенное мочеиспускание, в том числе ночью (66; 14,3%).

При сравнительном анализе жалоб, подробно представленном в табл. 2, установлено, что среди пациентов обеих возрастных групп превалировали жалобы на головные боли, головокружение (286; 62,2%), боли в спине (215; 46,74%), в суставах (206; 44,78%), далее - жалобы на нарушение сна (183; 39,8), изжогу (179; 38,91%), боли в эпигастральной области (154; 33,48%), запоры (147; 31,9%), онемение нижних конечностей (128; 27,8%), снижение зрения (121; 26,3%), одышку (85; 18,5%), учащенное мочеиспускание, в том числе ночью (66; 14,3%).

При анализе сопутствующей патологии, представленной на рис. 1, установлено, что наиболее распространены следующие заболевания: ишемическая болезнь сердца (ИБС) - 332 (72,17%) пациента, хроническая ишемия головного мозга/дисциркуляторная энцефалопатия (ХИМ/ДЭП) - 305 (66,3%), остеохондроз позвоночника - 293 (63,7%), хронический гастрит - 198 (43,04%), варикозная болезнь нижних конечностей - 136 (29,57%), сахарный диабет - 121 (26,3%), катаракта - 96 (20,87%), остеоартрит коленного сустава - 95 (20,65%), хроническая болезнь почек - 84 (18,26%), а также в меньшей степени - анемия (82; 17,83%), язвенная болезнь (79; 17,17%), остеопороз (64; 13,91%), глаукома (57; 12,39%), онкологическое заболевание (40; 8,7%), доброкачественная гиперплазия предстательной железы (38; 8,26%), инфаркт миокарда (37; 8,04%), фибрилляция предсердий (36; 7,83%), болезнь Паркинсона (30; 6,52%), переломы за последние 5 лет (28; 6,09%), инсульт; транзиторная ишемическая атака (17; 3,7%), ревматоидный артрит (5; 1,09%).

Профиль сопутствующей патологии в зависимости от возрастной группы подробно представлен в табл. 3 и на рис. 2. Отмечены статистически значимые различия в виде более высокой частоты встречаемости таких заболеваний, как ИБС, ХИМ/ДЭП, остеопороз, глаукома, доброкачественная гиперплазия предстательной железы, болезнь Паркинсона, инсульт/транзиторная ишемическая атака у пациентов старше 80 лет по сравнению с группой больных 60-79 лет, что в целом отражает возрастную тенденцию нарастания заболеваний, ассоциированных с возрастом. К таким заболеваниям относятся цереброваскулярная патология, патологии органов зрения и опорно-двигательной системы в виде прогрессивного снижения костной массы.

На рис. 3 представлены основные классы ЛС, отмеченные в амбулаторных картах, в плане диспансерного наблюдения в соответствии с заболеваниями. Следует отметить, что в первичной медицинской документации наиболее часто указаны антигипоксанты, ноотропы, нейропротекторы (302; 65,65%), диуретики (251; 54,57%), ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (273; 59,35%), β-блокаторы (203; 44,13%), нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) (179; 38,91%), сартаны (147; 31,96%), антагонисты кальция (120; 26,09%), ингибиторы протонной помпы (117; 25,43%), статины (111; 24,13%), сахароснижающие препараты (99; 21,52%), а также препараты тиоктовой кислоты (89; 19,3%), хондропротекторы (75; 16,3%), блокаторы гистаминовых Н2-рецепторов (53; 11,52%), противопаркинсонические препараты (30; 6,52%), клопидогрел (23; 5%), антикоагулянты (7; 1,52%); у 32 (6,96%) пациентов в анамнезе была химиотерапия. Профиль ЛС в зависимости от возрастной группы подробно представлен в табл. 4 и на рис. 4.

Всем пациентам при проведении анкетирования были заданы вопросы, отражающие степень приверженности назначенным врачом гипотензивным ЛС. На вопрос "Всегда ли вы принимаете назначенные врачом лекарственные препараты?" только 97 (21,08%) пациентов ответили утвердительно, без статистически значимых различий (р=0,135) по возрастным группам больных. На вопрос "Прекращали ли Вы самостоятельно прием гипотензивных ЛС?" 176 (38,26%) пациентов ответили утвердительно без статистически значимых различий (р=0,245) между группами. Данный вопрос был подробно изучен на 2-м этапе исследования и в дальнейшем будет представлен для обсуждения.

Представленные данные являются частью исследования, направленного на изучение АГ в фокусе клиникофармакологических особенностей пациентов, связанных с сопутствующей патологией.

Наши данные свидетельствуют о высокой степени сопутствующей патологии у пациентов с АГ и связанного с этим значимым приемом ЛС, отмеченных в назначениях в первичной медицинской документации. При этом целый ряд вопросов требует обсуждения, и в первую очередь это недостижение целевых уровней АД по данным офисного измерения, что, возможно, связано с множеством применяемых ЛС, включая НПВП, и развитием эффекта ускользания. Также сохраняет свою актуальность низкая приверженность к назначениям ЛС, включая гипотензивную терапию - базовую в профилактических стратегиях.

Эффекты снижения и контроля АД в аспекте рисков уменьшения популяционной смертности неоспоримы [5, 6]. Однако следует отметить, что за последние более чем 20 лет не появилось ни одного нового гипотензивного препарата. Сегодня все усилия сосредоточены на рациональных комбинациях, включая применение одной таблетки с полимодальным гипотензивным эффектом, и обоснование ее использования в клинической практике [7, 8]. Так, в ноябре 2018 г. была опубликована статья, отражающая современные тенденции комбинированной терапии фиксированными дозами, направленной на улучшения контроля АГ [9]. Авторы делают заключение о приоритетном развитии стратегии терапии АГ фиксированными дозами с расширением их представления в рекомендациях, клинических протоколах, формулярах во всех странах. Уже сегодня ведутся перспективные разработки с наноносителями, которые повышают биодоступность препаратов, снижая частоту их дозирования, а также минимизируя токсичность, связанную с высокой дозой ЛС. На наш взгляд, крайне интересны данные, опубликованные T. Alam и соавт. (2017) в обзоре, посвященном возможностям нанотехнологий при лечении АГ, включая изучение механизмов хроноконтроля [10]. Авторы акцентируют внимание на том, что АД меняет циркадную картину в течение дня. В условиях реальной клинической практики мы это наблюдаем не только при проведении холтеровского мониторирования, но и по анамнезу пациентов, их жалобам на нестабильность и/или значительные перепады АД в течение суток при домашнем мониторировании. Зачастую, особенно среди пациентов старшей возрастной группы, отказ от приема гипотензивных препаратов связан со страхом чрезмерного снижения АД и развитием церебральной симптоматики в виде головокружений и общей слабости.

Проблемой, которая в настоящее время усугубляет бремя сердечно-сосудистых заболеваний, является низкий уровень фармакологического контроля АГ, в глобальном масштабе составляющий всего 47% среди людей, знающих о своем заболевании [11-13]. Несмотря на повышение осведомленности врачей и пациентов, целый ряд факторов, включая этнические и географические, может способствовать недостаточному уровню контроля АД и, как следствие, повышению неблагоприятных клинических исходов [14, 15]. Это связано со многими факторами, включая приверженность назначенной терапии. Однако недостаточный уровень контроля АД следует рассматривать комплексно, с учетом того фенотипа пациента с АГ, который есть в реальной клинической практике. Более того, необходимо учитывать психоэмоциональный статус больного и степень снижения когнитивных функций [16].

В нашей работе эти вопросы напрямую не отражены, но высокая частота ХИМ/ДЭП свидетельствует о значимости цереброваскулярной патологии у пациентов с АГ, включая жалобы на нарушения сна, что косвенно подтверждает наличие эмоциональных расстройств. Известно, что инсомния и эмоциональные расстройства существенно влияют на степень выраженности когнитивного дефицита у пациентов с АГ [17].

Другим немаловажным аспектом является высокая частота назначений НПВП, что связано с распространенностью болевого синдрома, обусловленного дегенеративнодистрофическими процессами в суставах и позвоночнике. В ранее проведенном нами исследовании ПАНДА было продемонстрировано, что у пациентов с АГ, принимающих диуретики, иАПФ, сартаны, при назначении НПВП по поводу болевого синдрома, присутствует риск повреждения почек, особенно в начале терапии, а также повышения АД [18]. Более того, формируется эффект ускользания гипотензивной терапии, что самым негативным образом сказывается на профиле АД [19]. Известно, а в работах зарубежных коллег на больших выборках пациентов показано, что, например, иАПФ улучшают качество жизни у пациентов старше 75 лет - это обусловлено в том числе их большей экономической доступностью [20]. В нашем исследовании частота назначений иАПФ и сартанов у пациентов с АГ старше 60 лет значительная, без статистически значимых различий по возрастным группам. Сегодня очевидно, и результаты нашего исследования подтверждают это, что необходима коррекция гипотензивной терапии и персонификация лечения АГ при назначении НПВП у пациентов с острой болью в спине и суставах, имеющих в схемах терапии иАПФ, сартаны, диуретики [21, 22]. Считаем, что врачам различного профиля следует уделять особое внимание этому вопросу.

Описано множество стратегий повышения качества контроля АГ, но данный вопрос не потерял своей актуальности [23-26]. В ранее опубликованной работе нами отмечено, что усилия и внимание врача должны быть сфокусированы на персонифицированном подходе к пациенту, включая оптимизацию схем медикаментозной терапии [27]. Полученные результаты в исследовании ГРАНАТ расширяют спектр необходимой информации для врача в рамках лучшего понимания профиля пациента с АГ в условиях реальной клинической практики, что, безусловно, должно быть представлено в рамках образовательных мероприятий.

Заключение

Наши данные, полученные в рамках пилотной программы ГРАНАТ, демонстрируют мультиморбидность популяции пациентов с АГ старше 60 лет в условиях реальной клинической практики, получающих целый спектр различных ЛС.

Мы признаем, что наше исследование имело ряд ограничений, в первую очередь ввиду небольшой выборки изучения, и это не позволяет в полной степени экстраполировать наши данные на генеральную совокупность. Однако мы сочли возможным представить полученные результаты для обсуждения с точки зрения необходимости уточнения клинико-фармакологических детерминант, влияющих на фенотип пациента с АГ и расширяющих понимание необходимости дальнейшего изучения оптимальных сочетаний препаратов различных классов.

Декларация о финансовых и других взаимоотношениях. Все авторы принимали участие в разработке концепции статьи и в написании рукописи. Окончательная версия рукописи была одобрена всеми авторами. Авторы не получали гонорар за статью. Исследование не преследовало цель оценить клиническое превосходство конкретного ЛС. В случае возникновения спорных вопросов авторы готовы предоставить протокол исследования и первичную документацию в полном объеме.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Литература

1. Kokubo Y., Matsumoto C. Hypertension is a risk factor for several types of heart disease: review of prospective studies // Adv. Exp. Med. Biol. 2017. Vol. 956. P. 419-426.

2. World Health Organization. Campaign Essentials. World Health Day 2013: Control Your Blood Pressure. Geneva : World Health Organization, 2013.

3. Gwadry-Sridhar F.H., Manias E., Lal L. et al. Impact of interventions on medication adherence and blood pressure control in patients with essential hypertension: a systematic review by the ISPOR medication adherence and persistence special interest group // Value Health. 2013. Vol. 16. P. 863-871.

4. Chobanian A.V. Guidelines for the management of hypertension // Med. Clin. North Am. 2017. Vol. 101, N 1. P. 219-227.

5. Salam A., Atkins E., Sundström J. et al.; Blood Pressure Lowering Treatment Trialists’ Collaboration. Effects of blood pressure lowering on cardiovascular events, in the context of regression to the mean: a systematic review of randomized trials // J. Hypertens. 2019. Vol. 37, N 1. P. 16-23.

6. Rapsomaniki E., Timmis A., George J. et al. Blood pressure and incidence of twelve cardiovascular diseases: lifetime risks, healthy lifeyears lost, and agespecific associations in 1.25 million people // Lancet. 2014. Vol. 383, N 9932. P. 1899-1911.

7. Морозова Т.Е., Юдина И.Ю., Карноух К.И. и др. Политаблетка в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний: доказательная база, ограничения и перспективы (по материалам доклада европейского общества по артериальной гипертензии) // Consilium Medicum. 2017. Т. 19, № 10. С. 8-12.

8. Кореннова О.Ю., Друк И.В., Турушева Е.А. и др. Сравнительная антигипертензивная эффективность фиксированных комбинаций периндоприла и индапамида у пациентов с артериальной гипертензией и высоким сердечно-сосудистым риском // Артериал. гипертензия. 2017. Т. 23, № 3. С. 253-259.

9. DiPette D.J., Skeete J., Ridley E. et al. Fixed-dose combination pharmacologic therapy to improve hypertension control worldwide: Clinical perspective and policy implications // J. Clin. Hypertens. (Greenwich). 2018 Nov 28.

10. Alam T., Khan S., Gaba B. et al. Nanocarriers as treatment modalities for hypertension // Drug Deliv. 2017. Vol. 24, N 1. P. 358-369.

11. Chow C.K., Teo K.K., Rangarajan S. et al. Prevalence, awareness, treatment, and control of hypertension in rural and urban communities in high, middle, and lowincome countries // JAMA. 2013. Vol. 310, N 9. P. 959.

12. Melgarejo J.D., Maestre G.E., Thijs L. et al. Prevalence, treatment, and control rates of conventional and ambulatory hypertension across 10 populations in 3 continents novelty and significance // Hypertension. 2017. Vol. 70, N 1. P. 50-58.

13. Ashoorkhani M., Majdzadeh R., Gholami J. et al. Understanding non-adherence to treatment in hypertension: a qualitative study // Int. J. Community Based Nurs. Midwifery. 2018. Vol. 6, N 4. P. 314-323.

14. Howard G., Prineas R., Moy C. et al. Racial and geographic differences in awareness, treatment, and control of hypertension: the Reasons for Geographic And Racial Differences in Stroke study // Stroke. 2006. Vol. 37, N 5. P. 1171-1178.

15. Ferdinand K.C., Yadav K., Nasser S.A. et al. Disparities in hypertension and cardiovascular disease in blacks: the critical role of medication adherence // J. Clin. Hypertens. 2017. Vol. 19, N 10. P. 1015-1024.

16. Терновая Е.С., Волель Б.А., Трошина Д.В. и др. Персонализированный подход к лечебно-реабилитационным мероприятиям у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями (на модели артериальной гипертензии и хронической сердечной недостаточности) // Рос. кардиол. журн. 2017. Т. 22, № 7. С. 152-161.

17. Якупов Э.З., Григорьева Т.С. Влияние инсомнии и эмоциональных расстройств на развитие когнитивных нарушений у пациентов с хронической ишемией мозга и артериальной гипертензией // Казан. мед. журн. 2017. Т. 98, № 4. С. 545-551.

18. Золотовская И.А., Давыдкин И.Л., Боровкова Н.Ю. Терапия нестероидными противовоспалительными препаратами пациентов с острой неспецифической болью в нижней части спины: динамика параметров функции почек: результаты когортного исследования "ПАНДА" // Фарматека. 2017. № 7 (340). С. 16-24.

19. Золотовская И.А., Давыдкин И.Л., Боровкова Н.Ю. Ренально-ассоциированный эффект "ускользания" антигипертензивной терапии у пациентов с артериальной гипертензией на фоне приема нестероидных противовоспалительных препаратов (результаты когортного исследования "ПАНДА") // Артериал. гипертензия. 2017. Т. 23, № 6. С. 517-528.

20. Laudisio A., Giovannini S., Finamore P. et al. Use of ACE-inhibitors and quality of life in an older population // J. Nutr. Health Aging. 2018. Vol. 22, N 10. P. 1162-1166.

21. Fournier J.P., Sommet A., Bourrel R. et al. Non-steroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs) and hypertension treatment intensification: a population-based cohort study // Eur. J. Clin. Pharmacol. 2012. Vol. 68, N 11. P. 1533-1540.

22. Adams R.J., Gill T.K., Taylor A.W. et al. Cause for concern in the use of non-steroidal anti-inflammatory medications in the community: a population-based study // BMC Fam. Pract. 2011. Vol. 12, N 70.

23. Jaffe M.G., Lee G.A., Young J.D. et al. Improved blood pressure control associated with a large-scale hypertension program // JAMA. 2013. Vol. 310. P. 699-705.

24. Handler J., Lackland D.T. Translation of hypertension treatment guidelines into practice: a review of implementation // J. Am. Soc. Hypertens. 2011. Vol. 5, N 4. P. 197-207.

25. Walsh J.M., Sundaram V., McDonald K. et al. Implementing effective hypertension quality improvement strategies: barriers and potential solutions // J. Clin. Hypertens. (Greenwich). 2008. Vol. 10, N 4. P. 311-316.

26. Green B.B., Cook A.J., Ralston J.D. et al. Effectiveness of home blood pressure monitoring, web communica­tion, and pharmacist care on hypertension control: a randomized controlled trial // JAMA. 2008. Vol. 299, N 24. P. 2857-2867.

27. Золотовская И.А., Дупляков Д.В. Персонифицированный подход: в фокусе современной стратегии повышения приверженности к лечению // Кардиология: новости, мнения, обучение. 2016. № 3 (10). С. 51-58.

References

1. Kokubo Y., Matsumoto C. Hypertension is a risk factor for several types of heart disease: review of prospective studies. Adv Exp Med Biol. 2017; 956: 419-26.

2. World Health Organization. Campaign Essentials. World Health Day 2013: Control Your Blood Pressure. Geneva: World Health Organization, 2013.

3. Gwadry-Sridhar F.H., Manias E., Lal L., et al. Impact of interventions on medication adherence and blood pressure control in patients with essential hypertension: a systematic review by the ISPOR medication adherence and persistence special interest group. Value Health. 2013; 16: 863-71.

4. Chobanian A.V. Guidelines for the management of hypertension. Med Clin North Am. 2017; 101 (1): 219-27.

5. Salam A., Atkins E., Sundström J., et al.; Blood Pressure Lowering Treatment Trialists’ Collaboration. Effects of blood pressure lowering on cardiovascular events, in the context of regression to the mean: a systematic review of randomized trials. J Hypertens. 2019; 37 (1): 16-23.

6. Rapsomaniki E., Timmis A., George J., et al. Blood pressure and incidence of twelve cardiovascular diseases: lifetime risks, healthy lifeyears lost, and agespecific associations in 1.25 million people. Lancet. 2014; 383 (9932): 1899-911.

7. Morozova T.E., Yudina I.Yu., Karnoukh K.I., et al. Polypill in the prevention of cardiovascular diseases: evidence base, limitations and prospects (based on the report of the European Society for Hypertension). Consilium Medicum. 2017; 19 (10): 8-12. (in Russian)

8. Korennova O.Yu., Druk I.V., Turusheva E.A., et al. Fixed combinations of perindopril and indapamide in hypertensive high-risk patients: antihypertensive efficacy. Arterial’naya gipertenziya [Arterial Hypertension]. 2017; 23 (3): 253-9. (in Russian)

9. DiPette D.J., Skeete J., Ridley E., et al. Fixed-dose combination pharmacologic therapy to improve hypertension control worldwide: Clinical perspective and policy implications. J Clin Hypertens (Greenwich). 2018 Nov 28.

10. Alam T., Khan S., Gaba B., et al. Nanocarriers as treatment modalities for hypertension. Drug Deliv. 2017; 24 (1): 358-69.

11. Chow C.K., Teo K.K., Rangarajan S., et al. Prevalence, awareness, treatment, and control of hypertension in rural and urban communities in high, middle, and lowincome countries. JAMA. 2013; 310 (9): 959.

12. Melgarejo J.D., Maestre G.E., Thijs L., et al. Prevalence, treatment, and control rates of conventional and ambulatory hypertension across 10 populations in 3 continents novelty and significance. Hypertension. 2017; 70 (1): 50-8.

13. Ashoorkhani M., Majdzadeh R., Gholami J., et al. Understanding non-adherence to treatment in hypertension: a qualitative study. Int J Community Based Nurs Midwifery. 2018; 6 (4): 314-23.

14. Howard G., Prineas R., Moy C., et al. Racial and geographic differences in awareness, treatment, and control of hypertension: the Reasons for Geographic And Racial Differences in Stroke study. Stroke. 2006; 37 (5): 1171-8.

15. Ferdinand K.C., Yadav K., Nasser S.A., et al. Disparities in hypertension and cardiovascular disease in blacks: the critical role of medication adherence. J Clin Hypertens. 2017; 19 (10): 1015-24.

16. Ternovaya E.S., Volel B.A., Troshina D.V., et al. Personalized approach to treatment and rehabilitation of cardiovascular patients (on the materials of arterial hypertension and heart failure). Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal [Russian Journal of Cardiology]. 2017; 22 (7): 152-61. (in Russian)

17. Yakupov E.Z., Grigor’eva T.S. Influence of insomnia and emotional disorders on the development of cognitive impairment in patients with chronic brain ischemia and arterial hypertension. Kazanskiy meditsinskiy zhurnal [Kazan Medical Journal]. 2017; 98 (4): 545-51. (in Russian)

18. Zolotovskaya I.A., Davydkin I.L., Borovkova N.Yu. Therapy with nonsteroid antiinflammatory drugs in patients with acute nonspecific low back pain: dynamics of renal function: results of "PANDA" cohort study. Farmateka [Pharmateca]. 2017; 7 (340): 16-24. (in Russian)

19. Zolotovskaya I.A., Davydkin I.L., Borovkova N.Yu. Renal-associated escape effect of antihypertensive therapy in hypertensive patients receiving nonsteroidal anti-inflammatory drugs ("PANDA" trial). Arterial’naya gipertenziya [Arterial Hypertension]. 2017; 23 (6): 517-28. (in Russian)

20. Laudisio A., Giovannini S., Finamore P., et al. Use of ACE-inhibitors and quality of life in an older population. J Nutr Health Aging. 2018; 22 (10): 1162-6.

21. Fournier J.P., Sommet A., Bourrel R., et al. Non-steroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs) and hypertension treatment intensification: a population-based cohort study. Eur J Clin Pharmacol. 2012; 68 (11): 1533-40.

22. Adams R.J., Gill T.K., Taylor A.W., et al. Cause for concern in the use of non-steroidal anti-inflammatory medications in the community: a population-based study. BMC Fam Pract. 2011; 12 (70).

23. Jaffe M.G., Lee G.A., Young J.D., et al. Improved blood pressure control associated with a large-scale hypertension program. JAMA. 2013; 310: 699-705.

24. Handler J., Lackland D.T. Translation of hypertension treatment guidelines into practice: a review of implementation. J Am Soc Hypertens. 2011; 5 (4): 197-207.

25. Walsh J.M., Sundaram V., McDonald K., et al. Implementing effective hypertension quality improvement strategies: barriers and potential solutions. J Clin Hypertens. (Greenwich). 2008; 10 (4): 311-6.

26. Green B.B., Cook A.J., Ralston J.D., et al. Effectiveness of home blood pressure monitoring, web communication, and pharmacist care on hypertension control: a randomized controlled trial. JAMA. 2008; 299 (24): 2857-67.

27. Zolotovskaya I.A., Davydkin I.L. The patient-specific approach: in focus of modern strategy of compliance increasing. Kardiologiya: novosti, mneniya, obuchenie [Cardiology: News, Opinions, Training]. 2016; 3 (10): 51-8. (in Russian)